rivka_doron (rivka_doron) wrote,
rivka_doron
rivka_doron

Categories:

ХВОСТ ОКУНУТЬ...

И ведь я была уверена, что много раз раньше слышала слово "Котор". И не раз сама повторяла - но вот зачем? По какому поводу? И в каком смысле - "Котор"? Какое я могла иметь к нему отношение? Никак не вспоминалось. Сидело это слово занозой в памяти - и вытащить не удавалось.
А когда мы прибыли в этот порт - то я и попытки оставила. Сидит заноза - и пусть сидит пока, она же не ядовитая.
Город открылся весёлой, бесхитростно-сказочной декорацией к детской сказке о прежних временах.
Всё было как бы стилизовано, всё - старинное, красочное и наивное: сочные кудрявые леса на склонах скалистых гор, по одной из них вилась дорога, а рядом - гусеница бесконечных каменных ступеней. Лестница вела далеко-далеко, наверх, к древней с виду, солидно-романтичной крепостной стене; а под горой - белые дома в стиле городской пасторали и старый спокойный порт. И всё было ярко, щедро освещено солнцем. Жарко было, да - но жара была летне-каникулярной, как в детстве у моря, она не давила и не напирала. Волны Адриатики отбрасывали  несуетливые "зайчики" на борт корабля. На большой таблице в порту были написаны кириллицей немыслимые, хулигански гримасничающие слова "Чърна Гора" - и, подумать только, это было название страны! Монтенегро. Черногория.
"Черногорцы? Что такое?- Бонапарте вопросил. - Правда ль: это племя злое, не боятся наших сил?"
Представители злого племени наших сил, да, не боялись. Наши силы представителей злого племени - не боялись тоже.
Водители экскурсионных автобусов, дети злого племени, лениво лыбились, стоя возле своих злых автобусов. Наши силы, высадившиеся с израильского корабля, громко переговаривались на русском, иврите и английсокм. Они рассаживались по местам, отыскивали свои группы - и выглядели куда более озабоченными, чем водители.
А мы вышли за ворота, чтоб пойти другим путём - в распирсумленные бухты Котора (так, кажется, назывался не только этот город, но и район вокруг него).
Таксистов за воротами порта оказалось штук пятнадцать-двадцать. Один из них поднялся со скамейки (другие не проявили никаких признаков конкурсной прыти, азарта гонки за клиентом - ничего они вообще не проявили. Остались сидеть и стоять, как сидели и стояли)
Тот представитель злого племени, которому была дана эксклюзивная лицензия на наш отлов, сделал неслыханное, головокружительное предложение на английском: "Хотие весь Котор - городки, бухты, самые красивые виды? Садитесь". Боря спросил о цене - и ответ его вполне устроил. Спросили, сколько времени займёт поездка - таксист ответил, что примерно четыре-пять часов. С такой примерностью мы сталкивались в Греции и Италии - ничего хорошего она не обещала. После этого либо в пути случалась непредвиденная задержка и мы вполне предвиденно доплачивали к договорной сумме, либо от нас старались вежливо избавиться уже через три с половиной часа, намекая, что дороги были пустые и мы двигались быстро и всё успели... и вообще, пора и честь знать.
Водитель показал нам карту всего, что мы объедем, и мы всё-таки сели это объезжать.
Это была яркая, уюная и вкусная смесь Средиземноморья (хотя море было и Адриатическим) и более прохладной и умеренной Европы: оливковые рощи, фруктовые сады с яблонями и сливами; леса, деревни (в нашем прежнем представлении), пасеки, серпантинные извивы горной дороги, яркое южное море под обрывом, яхты. Эвкалипты впремежку с тополями и дубами. Представьте Галилею, но с Адриатическим морем, развалинами крепостей и сплошь славянским, халила, населением... Вот, очень примерно, это и будет.
Водитель такси говорил с нами о русских, за каковых нас и принимал. О том, что русские привозят в эту страну много денег, покупают землю и строят виллы. Они находят, что красоты и климат - не хуже итальянских, а цена на землю и строительство - не сравнить. Мы, конечно, к земле черногороской не приценивались, но видели много интересного: рекламные плакаты с надписями "Мебель из Италии", "Русская частная школа" и "Киноклуб" - угадайте на каком языке? Ещё мы видели горы мусора и предположили, что оставлен он теми, которые большие деньги привозят. Возможно, не только ими, но... сколько уж израильтян бывает за сезон в Которе? В одном месте, выйдя из такси осмотреться вокруг, мы увидели кучу хлама у дороги - среди прочего какие-то русские журналы.
Таксист был плотный, молодой, улыбчивый флегматик. Он говорил, что раньше было лучше (речь шла о том "раньше", которое он мог застать только ребёнком - когда ещё была Югославия). Что был порядок, а теперь - нет порядка. Что все они, бывшие югославы - один народ или, по крайней мере, - группа очень близких славянских народностей, которые волей обстоятельств обратились в разные религии. О том, что он - католик, и папа у него - католик, а мама - не католик, а православная. Так что ж им, на разные семьи разделяться и воевать? Мы промолчали - мы не знали, надо ли им разделяться. О том, у него - две дочки, но ничего уж такого ужасного, если одна из них будет не католик... и так далее. Причём он ничуть не волновался - он просто лениво болтал.
Видели мы виды в этой поездке - много симпатичнейших видов. А когда нам очень понравился один приморский городок, самый колоритный и живописный из всех, с самым уютным морским берегом и самыми занятными улочками, мы спросили, на сколько времени можем тут остановиться. Таксист зевнул и протянул: "Ну, побу-у-удьте, побудьте. Так... не слишком долго" "Если мы задержимся - сколько это будет стоить?" "Что - будет стоить?" С трудом он понял, что мы говорим об условленном времени. "Ну... это ж было примерно. Как объедем всё, что я говорил, - вернёмся. А остановка... да, верно, не договаривались. Ну... что сказать... ну час - устроит?" В общем, доплаты он не взял. Похоже, над ним вообще не капало. Он смеялся и повёл нас в одно кафе - показывать лист с "Десятью заповедями истинного черногорца". Первое - "спать всегда,  когда представится возможность". Второе - "работать, когда это вопрос жизни". Третья - "торопиться на пожар, потоп, свадьбу и футбольный матч по телевизору. Больше никуда не торопиться". И так далее.
Всю обратную дорогу я глядела на его круглое, красное от солнца и голубоглазое лицо и думала: кто ж там воевал так жестоко и убивал не по-детски? Не такие же, как он - это просто не бывает. Может, есть какое-то племя злое, которое живёт в лесах на склонах гор и спускается раз в какой-то временной отрезок - то при Бонапарте, то в конце двацатого века?
А на обратном пути я вспомнила, где я видела это слово - Котор. Возле дороги на большой жестяной карте было краской написано название одного из городков - "КОторска ДОброта". И я облегчённо вздохнула. Которску Доброту я знала много лет. О ней написал Дмитрий Сухарев, тот же, что - о пёсике Тябе ("О, сладкий миг, когда старик...) и о Брич-Мулле). Я это даже детям читала не раз - только ни разу с Котором не связывала. "Смотри,- я сказала Шульке, - Которска Доброта". И она ответила: "Ой... да! В Которской Доброте кошка - и та ловит рыбёшку на кончик хвоста".
По возвращении в город Котор наши силы разделились - мужчины ушли по бесконечной лестнице-дороге (тысяча четыреста ступеней, если они нам не врут). А мы с Шулькой пошли по тамошнему Старому городу зеваками. Видели старинные дома, много галереек, балкончиков, переулков, переходов и ступенек - в ветках деревьев и плюще. Были в морской лавочке со старинными морскими картами, колоколами, канатами, подзорными трубами и моделями кораблей - многие туристы любят украшать так свои комнаты. Один такой турист живёт в нашем доме - мы искали ему подарочек. Так вот что - там стояла ханукия! Хозяин сказал, что не знает, когда и каким прибоем её вынесло в Котор и занесло в морской магазинчик. Сказал, что она - дорогая, серебряная. Ничего себе! И что он никак не может её продать - и папа его не мог: дёшево нельзя, вещь дорогая, а дорого - никто не покупает. "Не можешь продать - так подари!"- подумали мы с Шулькой ( это выяснилось потом, когда мы сверили свои мысли за дверью).
"А вы - евреи, да? Вы откуда?" "Израиль" "Пусть вас Господь благословит!"- торжественно ответил он (хотя ханукию у него мы, конечно, не купили).
Зато мы купили ягоду-малину и банку мёда - запах у всего этого был какой-то непозволительный, избыточный. Я поняла, что имеют в виду, когда о ягоде говорят "душистая". Мы мыли её под струёй воды посреди города (не питьевой фонтанчик, а обычный мощный кран), горстями подносили ко рту - и жмурились от запаха и вкуса. И не сразу заметили, что вкус был и у воды - что уже совсем против всякого чувства меры. Вкусная вода - это уже почти хамство.
А самое главное из того, что мы видели - местная свадьба. Пешеходная. Хотите жениться по-черногорски? Делается это так: выходит процессия и устраивает шествие - обходит старый город. Впереди - музыканты. Потом - жених с друзьями, невеста с подружками, родня. Одна женщина шла впереди с черногорским флагом. Я не знала, что и думать по поводу этого гибрида первомайской демонстрации со свадьбой - смеяться или активно уважать их национальные чувства. Брачующиеся патриоты ходили и ходили - как спутник по орбите. Мы обошли полгорода, выпили в кафе на площади кофе и сока (всё, что мы можем себе позволить в чужих кафе по причине кашрута) - а они всё ходили. Тут спустились пыльные, красные и потные Боря со Сруликом, рассказали, как там отпадно наверху и сообщили, что далеко снизу, из города, всё время доносилась музыка. "И развевались флаги",- добавили мы. "Что это было?" "Свадьба".
(А вот вам слабО так бракосочетаться, правда - пешком, с оркестром и под нашим бело-голубым? Слабо, слабо).
Ну, вот вам и весь Котор. И ещё - там наш корабль загрузился овощами. И после этого в корабельном ресторане съедалось втрое больше огурцов и помидоров - вкус был таки особенный: то ли они химией не очень балуются, то ли эта вода родниковая виновата).
А стихи - вот они. Очень общее настроение, атмосферу передают.
В Которской Доброте кошка - и та
Ловит рыбёшку на кончик хвоста.
Ах, до чего терпелива!
Кот окунает в залив коготки,
Даже котята - и те рыбаки.
Весело им у залива.

В час, когда ветер в горах несварлив В Которе тих и приветлив залив Тих, малсянист и зеркален. Что ж, пожелаем удачи коту, Может удачу - не эту, так ту - Нынче и мы заарканим. В час, когда ветер в горях несварлив, В Которое тих и приветлив залив - Тих, маслянист и зеркален. Что ж, пожелаем удачи коту. Может, удачу - не эту, так ту - Нынче и мы заарканим. Вечером быстро сгущается тьма.
Влажной Венецией пахнут дома,
Дворики, двери, балконы.
Весело рыбку во мраке извлечь,
Весело слушать славянскую речь
В полувершке от Анконы.

В полупарсеке от милой родни
Хвост окунуть в ручеёк болтовни
И подцепить с полуслова:
-Блажо, куда ты?
                            -Да я на причал:
Кот, понимаешь, вконец одичал.
Кит бы не съел рыболова!
Tags: Наш адрес - не дом и не улица
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments