Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Вам письмо от забытого адресата.

Здравстуйте, уважаемые френды!
Во-первых строках моего письма хочу сообщить, что...
Ох... не знаю, что сообщить во первых, а что - во вторых.
Я не была, не участвовала, не состояла так долго, что мои новости подкисли, подтухли и в лучшем случае - перестоялись. Хотя... кто может мне помешать считать, что они настоялись, как вино, и теперь будут выглядеть благороднеее и ароматнее? Или, скажем, что созрели, как деликатесные сыры? Ладно, не выпендривайтесь, Иван Петрович: заквасились, как капустка в ведре. Словом, это - вопрос подхода. Итак, готовсь, пригнись, заткни уши и открой рот: бомбардировка старыми новостями!

Collapse )

(no subject)

"И дольче вита длится день", - Сказал сегодня мой сын, подытоживая своё слишком стремительно промелькнувшее детство-де-люкс и оценивая нынешнее, полное забот и тревог время.
С воскресенья ему на тиронут - курс молодого бойца. Пять недель - не так чтоб ужасно много, но для него это нешуточное испытание. Самое долговременное его отсутствие в доме до сих пор длилось две недели.
Да и то - это было или в морском круизе с обоими родителями и сестрой, или на лыжном курорте с отцом, что не совсем похоже на армейскую палатку, солдат и офицеров.

Но вот так соединить итальянское выражение "дольче вита" - "сладкая жизнь" - и название романа на русском "И дольше века длится день", чтоб пожаловаться на быстротечность покоя и воли... не знаю, мне его юмор нравится:) Мне хорошо от того, что он умеет так качественно шутить, хотя я и понимаю, честное слово, что это не самое главное.

Может, просто стараемся смеяться, потому что не по себе. Чтоб не напрягаться.

(no subject)

Ой, кажется, я ухожу к Морфею...
Зевнула сейчас так, что челюсти чуть на сошлись с другой стороны, то есть не закрылись сзади вокруг шеи. Не хочу хвастаться, но так зевать - с этим надо родиться или учиться годами.
Засиделась я с вами...
Зато видела, как потухли огни в лентах у российских и израильских друзей и как на смену пришли те, кто не спят, во всяком случае, сейчас - мамы маленьких детей или американцы.
Я сегодня раза три подсаживалась к жж (в самом безобидном смысле этого слова - в смысле, садилась около), пОстила, комментировала и вообще - была гиперактивна.
Но самого главного я сегодня не написала, всё откладывала, а теперь нет смысла, в полусне-то.
Так что всем спокойной ночи, доброго утра и следите за дальнейшими пожеланиями.

ИЗ ПАСТИ У ЗВЕРЯ ТОРЧИТ ГОЛОВА, ДО БЕРЕГА ВЕТЕР ДОНОСИТ СЛОВА

Ну, да, повсюду пишут, самое разное о нас пишут, всё, что полагается: кричат об израильской военщине, обличают нелюдей-преступников, либо свысока поучают, как нам обустроить Израиль (опираясь на впечатления от двух туристических поездок или нескольких писем от друзей). А вы что, чего-то новенького хотели?
Новенькое тоже, кстати, есть: как-то часто стало в качестве демонстративного жеста (вульгарной фиги, типа) звучать заявление: "Я тоже мог бы туда (сюда) приехать, имею право, но я - нивжись!" Они там что, все идут рядами и колоннами гиюр принимать, чтоб потом строить обидные рожи и кричать: "А-а-а, а я к вам не еду, к плохим военным преступникам, на-на-ба-нана, вы меня не получите, вот вам!" Что это за явление?
А если правда они это право имеют, то, во-первых, дедушка был, конечно, не прав, но виновен не жираф не очень чтобы и виноват: время было такое, и разве же он знал,что от этого  произойдёт?
Во главе этих, с большой фигой наперевес, - конечно, Быков. У него фига к тому же постоянно зудит, он её теребит каждый раз, когда появляется публично. Опять озвучивает: "А я вот не поеду", даже когда разговор о литературе. Самой убойной силы - вот это: "Мы скорее прыгнем в пасть крокодилу, чем. поедем к вам"  Другие о пасти крокодила как-то не помышляют, наверное, у них хуже с образным мышлением.  Или лучше с воображением? Но - "не поеду, чтоб не быть...  не состоять... не участвовать..."- это  да.
 Ну что тут скажешь? Если они действительно имеют право, но не едут, то это действует всё та же сила: "Не дремлет и не спит страж Израиля". 


ТРУДЫ И ДНИ НЕ ПО ГЕСИОДУ

(Первая часть - в предыдущем посте)

Итак, повторяю, дали мне режущее орудие трудового крестьянства (назову его для стильности серпом, хотя это  был вовсе прямой нож) и пустили в капусту.И я начала рвать капусту руками. Именно так - тянуть её из земли, как предыдущую свёклу. Капуста не рвалась, не гнулась и не ломалась. Она стояла чёртовым монолитом. Я упёралсь ногами и потянула так, что чуть не вырвала с корнями руки. Капуста не поморщилась. Я поняла, что во всём колхозе не наберётся столько жучек и внучек, и даже мышек, чтоб они могли мне проассистировать и совместно решить проблему...
До сих пор не понимаю, почему все знали, что с ней делать, а я - нет. То ли все прошли практикум, который я пропустила, то ли приличные люди этому учатся с младых ногтей (какое, между прочим, мерзкое выражение), то ли простая дедукция, сэр.
Я сперва проявляла самостоятельность, а потом спросить стало не у кого - "ускакали бойцы от Гайдара-товарища, далеко ускакали, вперёд"). Рядом не было ни души.
Самостоятельность я проявляла так: вспомнила, что у меня нож, и начала подрывать капустные корни. Рыла землю ножом, рыла... Корни уходили в Рио-де-Жанейро или Сантьяго-де-Чили. А скорее всего, в оба этих города - они как-то не только шли вглубь, но и разбегались в стороны. И были крепкими, цепкими и жизнесособными... А я, стиснув челюсти, рыла ножом землю. Чтоб перерезать эти корни, нужна была двуручная пила. А у меня её не было - оставалось только корчевать. Ножом. Труд этот, Ваня, был страшно громаден... В общем, извела я её, паскуду, под корень. И уложила корневой системой кверху на орошённую пОтом землю.
Работала я так, что, думаю, там до сих пор капуста не растёт, где я её тогда корчевала. И горка корневых систем, торчащих из откопанных мной овощей, росла - правда, очень медленно. У меня дрожали руки-ноги, и я, миль пардон, обильно потела. А мои друзья по оружию с их ножами уходили всё дальше и дальше. Я теряла надежду, но оружия не бросала...
Тут он и подошёл - этот местный житель-бригадир, который записывал наши трудовые успехи, раздавал ящики и осуществлял прочий надзор. Он с застылым интересом во взоре осмотрел мою маленькую, но безусловно впечатляющую кучку торчащих корней, а потом ровным от непередаваемости чувств голосом вежливо осведомился: "Та що це, б...., такэ?" (Вставку вставьте сами, а то неитересно). "Капуста",-отвечаю. Ему очень хотелось разозлиться, но не удавалось. Он согнулся, переломился пополам... Я бы и вообразить себе не могла, что можно так смеяться при слове "капуста".
Но мне было не до его противоречивых реакций - я смертельно устала на раскорчёвке.
Бригадир оторжался, высморкался, взял у меня из рук нож, ткнул им в основание капустного черепа - между нижней точкой кочешка и корнем - там что-то слегка чпокнуло, и проклятый овощ оказался у него в руках. Я тоже попробовала. Это было до оскорбительности просто. "Як тэбэ зваты?"- сросил житель. Я про себя хихикнула и пожалела, что нахожусь не в Испании или в Германии, где хотя бы имя моё казалось бы нормальным. Почему-то в мою, черт знает чем набитую, голову полезла цитата из революционного выкреста Гейне: "Донья Клара, донья Клара, ты сведёшь меня в могилу"... В первый и в последний раз в жизни я назвалась чужим именем. Он спросил: "Ты на кОго учишься?" Я ответила. Он сказал, глядя на мой урожай: "А я думал - на зубного врача". И опять ржанУл. И опять. И опять.
Ну, вот. Если б я "питалась плодами труда рук своих" - я бы питалась очень странными плодами.
Так вот я работала на земле. Хвастаться нечем.
Но тут такое дело. Те, кто пришли когда-то работать еврейскими руками на еврейской земле - они, да, научились и преуспели. В отличие от.
Но ведь они тут столько всякого другого натворили, что вред, причинённый мной какой-то несчастной капусте, смешно даже сравнивать с результатми их, успешной в общем-то, деятельности.
Так что позвольте ещё цитатку: "Пользы, правда, с него было, как с козла молока, но вреда однако тоже никакого".

(no subject)

                                      Контрабандисты-2

"По рыбам, по звездам проносит шаланду-
Три грека в Одессу везут контрабанду.
Над правым бортом, что над пропастью вырос,-
Янаки, Ставраки  и Папа Сатырос...
                                                 Э.Багрицкий (Дзюбин).

По рыбам, по звездам, по темени ночи,
По водам нейтральным, где ходит, кто хочет,
Проносит корабль (не баркас, не шаланду!)-
 К нам мирные турки везут контрабанду.

Предутренний час - осторожное время.
Луна протолкнулась сквозь ветер и темень,
Над правым бортом очертив силуэты
Касыма, Али, эффенди Мохаммета.

Пост пограничный, предупрежденье.
Мирные турки, пути продолженье.
Три пограничника, шестеро глаз?
Хватит с лихвой, чтоб исполнить приказ!

Лихо вода за бортом загудела:
"Будет тут дело! Веселое дело!"
А ветер как гикнет под темное днище:
"Не надо - побьют!  а Израиль - освищут!"

Доброе дело - сжимая наган,
Спрыгнуть на палубу к мирным врагам,
И друг неожиданно встретить во тьме
Ножи и дубинки на черной корме!

Краска цветная из дул полетела-
Доброе дело! Веселое дело!
И пограничника бросили в споре,
Будто баркас, в басурманское море!

...Дальше - сверяйтесь по "Контрабандистам".
Все там по списку отыщете: "выстрел",
"Ярость в краях", "оголтелый народ",
"злобная песня коверкает рот"...

А ветер вздыхает, над волнами рыща:
"Я знал, что освищут...что снова освищут..."