Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

КТО БЫ ТЫ НИ БЫЛ

Алекс, у меня после простуды с насморком стреляет в ухе, больно так стреляет, а врач "ничего не видит" - что ты на это скажешь? Ты же опытный знающий ухо-горло-нос, Алекс, да/нет?

Алекс, у меня смартфон чудит, а комьютер глючит (или соотвественно - наооборот) - их можно починить, или пора менять, пототому что ремонт дороже встанет? Ты же электронный чинитель - спец, Алекс, нет? да?

А может, ты психолог по вопросам внимания и сосредоточенности? Помоги мне, Алекс!

Я знаю, кто ты не. Сто процентов не избавитель от зависимостей: алкогольной, к примеру, или никотиновой, или клепто/лудо/пиромании. Потому что тогда я не вносила бы тебя в свой список. Ты не был бы мне нужен. Во всём моём окружении есть только один пьяница- кот моих давних знакомых, Мотька Бессарабец. Так его зовут, кота. Его бабушку привезли из Кишинёва в детстве - как, извиняюсь, Либермана. А сам он родился тут (я про Мотьку). А у их бабушки (родственников моих, а не кошачей бабушки) сохранилась давняя привычка лечиться валериановой настойкой. Для хороших нервов и упорядоченного стука сердца. Ну, вот, когда кошачий Мотя Бессарабец слышит, что человеческая бабушка, живущая в его квартире, опять подлечилась валерианкой, он орёт на неё, скандалит, требует выпить и кроет её почём зря кошачим грязным грубым матом. Это, повторюсь, единственный алкаш-дебошир из всех моих друзей и знакомых.

И лудоман у нас один - внук подруги, его зовут Саги. На всё пойдёт ради выигрыша: убьёт , обманет, пустит в ход краплёную колоду слёзы, сопли и дикие вопли "я не проигра-а-а-ал, нет-нет-нет-нет, я выииииииииграаааа...." Спрячет на стуле, под преступной попой, лишние карточки, костяшки домино, шашки. Украдёт. ( Чужую фигуру с общей доски). А без игр дня не проживёт. Но лечить его рано, парнишке надо подрасти.

А поджгателей я вообще в жизни не видела. Ни одного пиромана, представляете, а жизнь проходит! У нас зато есть пирофоб. Шулька. Она до сих пор, в её двадцать один, спичку поджигая, вздрагивает. И от свечей, и от костра старается держатсья подальше. Боится обжечься. Так что от пиромании нам Алекс точно не нужен.

Алекс, ну для чего, для чего ты нам нужен?!

Вся моя семья тебя знает и любит. Когда я уверенно за что-то берусь, мне отвечают: "Да как тебе такое доверить, если ты даже Алекса забыла?!" Когда я перед праздниками озабоченно перебираю друзей и родных: "кому ещё позвонить, поздравить", мне кричат: "Алексу же, Алексу позвони!"

А может, ему и правда позвонить как-нибудь? Узнать, что он может мне дать такого, что я потеряла и не могу без этого? Может, я тоже чем-то ему пригожусь? Я умею двигать ушами, рассказывать анекдоты, приготовить обед, складно болтать - в общем, утешать голодных и скорбных духом. Потому что непонятно, кто из нас кому и зачем нужен.

А может, это чьи-то происки? Признавайтесь, вредители: кто прокрался к моей записной книжке и написал моим почерком, причём с очень агрессивной пунктуацией (тремя восклицательными знаками, рровно трремя, ни ползнаком меньше: номер его мобильного телефона и пояснение рядом: "Алекс - не забыть!!!"
А может быть, всё же позвонить и сказать незабвенному Алексу, как же мне, чёрт его побери, он остобрыд вместе с его таинственностью?!

Только не спит шакал и далее по списку.

Репортаж с ночного бдения - вернее, прослушивания.
Луна взошла, как полагается, рогатая и гладкая. Распорядочные (живущие по распорядку дня) люди тоже взошли в свои кровати и замерли до утра.
Вышла сверху, из леса возле горы Кармель (это недалеко от нашего района), стая шакалов. Бродят они где-то между домами, непочтенно, без самоуважения, воют, как шакалы, тявкают и как-то как бы сами себе подбрехивают. А я каждый раз вопрошаю у всех и никого, в воздух: "Это же не собаки, правильно? Это же шакалы?" Потому что я очень боюсь землетрясений, а уж если все собаки одновременно воют - то это точно ОНО. Когда-нибудь спросонок выбегу ещё и стану босиком между домами - чтоб на меня дом не падал. Я ведь дом не удержу, куда мне, я в кариатиды не готовилась смолоду, спортом мало занималась и с детства овощи как витамины не люблю.
Нет, не выбегу. Я ведь спросонок никогда не вспомню, сколько моим отпрыскам уже лет, мне покажется, что я должна их поднять и вывести, чтоб поставить между домами. А они так просто не дадутся, будет ожесточённое сопротивление. Такое, что шакалы испугаются и разбегутся. Мои отпрыски не любят, когда их будят.
А ещё за нашими окнами в ветках дерева живёт маленьких ух. То ли совка, то ли филин, кто их там разберёт. Ухает с вопросительными украинскими интонациями: "У-ух, га?" Когда Шулька дома (а это дерево растёт прямо под окном её комнаты), они нет-нет да и побазарят о том, о сём. Шулька ему(или ей, уж не знаю, под хвост я этой птичке не заглядывала, равно как и в морду, я её вообще только по голосу знаю):"А-га, ух-ух!" - типа "ты совершенно прав", а он ей: "Ух-то ух, а уха-ха?" - это, я думаю, значит: "А толку-то!"
И так - подолгу (уж не знаю, что соседи думают об ай-кью их обоих - моей дочери и уха). Но сейчас Шулька больше не дома, чем дома. Так что птица за неимением Шульки беседует с басовитой собакой из дома напротив. Она "ох-хо!", а собака: "Тиха-а-а мне!"
Но это всё, когда шакалы не являются; а с шакалами всё утихает, не считая их самих. Собаки и наш ух шакалов не любят, слушают их молча и голоса не подают. Когда говорят пушки - музы молчат.
А наши соседи ближайшие - в нашем же доме, на первом этаже (как и мы, но с другой стороны) - вывесили у себя под окнами колокольчики, маленькие, стеклянные, с выпуклым гладким сказочным позвякиванием. Когда все молчат, их хорошо слышно, ветер их раскачивает в темноте. "Бринь брянь, звиг звяг".
Иногда проедет машина, иногда вдруг чей-то голос с улицы, какая-нибудь совершенно неожиданная реплика. Как-то я услышала: "Это - ночь Восточного Средиземноморья, представляешь?" На русском. И ответ, так же громко: "Поэтому я и зеваю". Я засмеялась прямо в окно, кажется, они услышали. Захихикали весело и слегка конфузно. И ушли. Куда шли в такое время, зачем и чего не спали, если зевали? Да какая разница.
И ёжики шебуршатся в зелени под окнами. И ещё чёрт знает что шуршит.
О периодических кошачьих серенадах я уже молчу. Это непереводимо. Да и если б могла я это перевести, то ничего нового или оригинального вы бы не услышали.
А под утро начинают птицы начинают петь, припевать, свистеть, дудеть, скворчать и чирикать. Трели, рулады, песни, частушки (иногда, похоже, хулигански-матерные) и гаммы. Где-то с четырёх и уже до полного просветления.
И все мы под это прекрасно спим. А если не спится, то не из-за этого.
Эта всякофония для нас - вроде домашнего сверчка за печкой, родные уютные звуки. Да-да, включая шакалов.
Когда-нибудь, если сменим место жительства, мне будет очень недоставать этого аудиозаповедника за-и-под-оконного. А если вдруг так повернёт судьба, что окажемся в дальних краях, хотя мне трудно себе даже представить, то мне где-то там будет сквозь сон казаться: вот бухнул наш заоконный ух, вот звякнули колокольчики соседские, вот шакалы затявкали... и я буду просыпаться, и уже не смогу заснуть от тёплой пушистой обволакивающей тоски и нежности.
И пусть меня ничему не учит никто, если он не понимает, о чём это я. И я его тоже учить не стану. Этому не научишь.

(Немного вбок, но по теме. У меня есть детский стишок обо всех звуках, которые можно ночью услышать из комнаты. При этом имея тревожное ощущение от того, что утром рано вставать и будильник взведён. И он, вражина, тикает. Называется это стихотворение "Ночь, будильник и окно - утром будет не смешно")

КОГДА Я БЫЛА, КАК ТЫ, БЫЛИ У МЕНЯ МЕЧТЫ...

Шульке

Нужно мне совсем немножко:
Дом, в котором пёсик, кошка,
В одуванчики окошко,
В баночке с вареньем - ложка.

Я мечтаю перед сном -
Закипает жизнью дом:
Кошка бегает за ниткой,
Песик лает за калиткой,
Одуванчики летают,
И варенье в банке тает.

Засыпаю, и во сне,
В моей плюшевой стране
Бродят тени по стене,
Лунный свет уснул в окне,
Кошка толстая у ног,
Лапкой дрыгает щенок.

Просыпаюсь - и вперёд:
Душ, рюкзак и бутерброд.
Утро резвый свет роняет,
Тормошит и подгоняет -

Солнцем свежим, ветром мокрым -
Всех - за школьную скамью!
И, как сумку, я мирок мой
На хранение сдаю.

Что за кошка, дом, щенок?!
Начинается урок!
Получите мой мирок,
Выдавайте номерок.

Но порой - со мной бывает -
"Сумку" сдать я забываю...

(no subject)

Уже пятнадцать!
Не лет, конечно, со дня рождения, или со дня свадьбы, или со дня алии.
Просто пятнадцать штук уже. Стихов. Детских.
Я сама себе удивляюсь, что способна какое-то начинание довести до конца - со мной это впервые.
То есть, ещё не совсем до конца, но почти - я решила для себя, что пока не будет двадцати стишков - не с чем обращаться. Ну, чтоб был повод тянуть время и чем-то пока самой перед собой отговариваться. Я просто ужасно боюсь отпускать от себя всё своё, чем бы оно ни было. То, что у меня комплекс кенгуру по отношению к своим детям, я знала всегда, но чтоб по отношению к своим детским стишкам... Словом, вот она, моя сумка, а я - сумчатый зверь, всё моё ношу с собой. Я же жутко самолюбивая, и шкура у меня совсем тонкая, и сразу верю любому неодобрительному чиху... Если речь идёт о ком-то из небольшой группы людей, причём знакомых, пусть даже виртуально, то тут я реагирую спокойней: либо огрызнусь с неприятными намёками, типа "а сам-то ты кто такой?" - либо махну рукой: "Ну, не очень-то и хотелось"... Либо признаЮ, что он прав, получилось так себе, но не страшно же - все же свои.
А вот если кто-то специальный и далёкий ответит пренебрежительно... ой, мама... мой самолюбие будет реабилитироваться долго, тяжко и потребует интенсивного стационарного лечения.
Но всё равно - я уже решила.

Я ещё раз проверила всё, как контрольную перед сдачей - нет, вроде нет слащавости, дидактичности и прочей взрослой мути. Детство своё (не говоря уже о детстве моих детей) мне вспоминается подробно, живо и без натужности. Значит, во всяком случае, не сладкая муть в раскисшем вафельном стаканчике из-под растаявшего мороженого. Язык, на котором пишу, я уж точно знаю хорошо, это - то, в чём на сто процентов уверена. Вот так я себя подбадриваю.

Но я рано начинаю волноваться, ещё надо пять штук недостающих придумать. Так я решила: отправлю, только когда наберётся двадцать - и всё тут. Ни на одно меньше.

(Тут везде на русском пишут, кстати, что мало, мол, качественных детских стихов, ну, как не попробовать).
Не, не, "решусь, какие могут быть игрушки!" (ц. перевр.)
Поэтому я и перестала их выставлять в жж: складываю в кубышку, коплю. А если всё-таки струшу и передумаю - то запощу в жж все сразу. Не-не, под кат ставить обещаю!

ПРИВЕТ, ЭФРАИМ! (Рассказ)

-Меня сегодня облизала собака! Большая собака! Огромная!! Облизала вот так - языком! - На этих словах Алону пришлось прервать ликующую трель для того, чтоб предъявить аудитории наглядное пособие. Для большей иллюстративности он широко открыл рот и ещё подался вперёд, и даже показательно облизнулся. Зрители слегка отодвинулись: они ему и так верили, на слово. К тому же его рассказ не вызвал ни в ком завистливого сочувствия.
-Она меня лиза-а-ала. Такая большая, лохматая собака! В руку! И в щёку!- Взывало человеческое дитя, умоляя разделить его невероятную удачу.
- Очень большая?- Медленно отклинулся чей-то солидный дедушка, исполнительно напрягая свою иронию.Collapse )

Cинтетический ужастик

(При посильном содействии Барто, Маршака, Заходера, Чуковского, Юнны Мориц и Уильяма Блейка)

Не ходите, генералы,
Тёмной ночью в зоосад,
Там - кошмар и для бывалых,
Там творятся чудеса.

...Эй, не стойте слишком близко -
Тут вам пони, а не киска!
Пони девочек кусает,
Пони мальчиков хватает,
Запрягает в бричку, правит
И в уме круги считает!

Обезьяна мерит платья,
Попугай орёт проклятья -
С цифрой "пять" на медной бляшке,
В синей форменной фуражке.

Сторож мечется в тревоге,
Завывая по дороге:
"Эй, спасайся поскорей,
Убежал из клетки клей!
Никого он не жалеет,
Всех, кого ни встретит, - клеит!"

Ёж там щётки продаёт,
Громко песенку поёт:
"Я съедаю очень много,
И верблюда, и коня.
Не жалейте ваши ноги,
Убегая от меня!"

Зайку бросила хозяйка,
Но её запомнил зайка.
Ждёт давно её в засаде
В этом самом зоосаде.

Не уйдёте от расплаты,
Все грехи вам вспомнят здесь.
Оторвали мишке лапу?
У него вторая есть!

А когда весь купол звёздный
Оросится влагой слёзной,
Тигр тогда в тиши полнощной
Заревёт всей глоткой мощной!

Но Комар, муж Цокотухи,
Подлетает что есть духу
И ему на всём скаку
Делает секир-башку!

--------------------------------------------
...Если в зоосад полночный
Тянет сбегать налегке -
Лучше плавай за подножкой
И катайся на буйке!

НИ СЛОВА ПРАВДЫ...

Выхожу сегодня на Адаре из маршрутки и вижу свою дочь - хохочущую сама с собой. Перед входом в зоомагазин!
Это она из школы едет с пересадкой, не торопится. Подхожу тихо сзади - и начинаю хохотать, не сказавши чаду "здрасте". Ржём моветонно, не здороваясь.
Перед входом в зоомагазин стоит клетка, на клетке - надпись: "Пара попугайчкиков", а в клетке - три курицы.
Нет, надо взять за правило носить с собой фотоаппарат!

КАЖДЫЙ ЗНАЕТ, ЭТО КТО!

Кто медведям лапы рвёт,
Зайчиков под дождь суёт,
Танин мячик бросил в речку,
Выломал бычку дощечку?
Каждый знает, это кто:
Это - Агния Барто!
(Автор неизвестен)

(no subject)

Абсурд меня преследует. Ходит за мной по пятам. Маленький такой, ручной, но довольно надоедливый абсурдик. Или это я его преследую, но мы друг без дружки ни шагу.
Сегодня было вот что: стучит маленький незнакомый харедимный ребёнок в мою дверь. Я открываю. Он печально говорит: "Гвэрэт, собака". Я: "Какая собака?" Он: "Я не знаю. Просто собака". "Где собака?" "Она пришла к вам во двор и сделала много". "Много чего?" Он смотрит на меня сардонически и просто говорит этим взглядом: "Денег. Счастья. Приятных сюрпризов. Чего много может сделать собака, сама не понимаешь?" "У нас на площадке? На плитках?" "Не на самих балатах, а рядом возле ступеньки. В кусте". Я говорю тоном провинциальной трагички: "Ой-ваавой" и подумываю уже заломить руки, но ленюсь. Лицо у ребёнка такое, будто он мину нашёл. Я говорю: "Спасибо, мальчик, что ты меня предупредил". А он: "А собака ещё там". Тут я начинаю догадываться: "А-а-а, ты хочешь выйти на улицу с нашего двора и боишься?" "Нет,- отвечает с достоинством, - я - нет. Но она же ещё вам может сделать. И уже на балатах, ты об этом подумала?". "Хорошо, я её строго предупрежу. Приму меры". "А когда? Когда ты пойдёшь... примешь меры? Прямо сейчас?"
Поняла я, что идти придётся. Он к кому-то в наш дом, видимо, в гости пришёл, а выйти со двора боится - мимо напаскудившей собаки надо идти. Я говорю: ладно, пойду заставлю её убрать. Он не смеётся ни разу. Смотрит тем же сардоническим взглядом, типа: "Веселишься? ну-ну". Выходим, собака стоит и хвостом ветер делает. Вращает интенсивно, полными окружностями и от всей души, и выражение: "Как же я рада тебя видеть!"
-Кышта!-Говорю фальшиво-строго. Она тявкает в ответ: "Давай поиграем!" И прыгает. И чихает от ажиотажа. Ребёнок пятится. Я наклоняюсь, треплю дуру по холке. Ошейник, нрав незапуганный - явно, не бродячая.
Ребёнок конспективно напоминает: "Она сделала". "Гадость какая",- соглашаюсь. Он явно чего-то от меня ждёт, но чего - не пойму. Наверное, что я брошусь в кусты убирать, это же "возле нашей площадки". А у меня - ну никакого вдохновения. Жарко. Устала. Пусть лежит, растениям польза.
Тут животИна (то есть животИн, судя по дальнейшему) демонстрирует своим поведением стихи Ренаты Мухи: "Стоит собачка у столба и вытирает пот со лба". Ребёнок почти торжествующе, тоном того, кто оказался прав: "Вот видишь: он делает!" В общем, я говорю резвому осквернителю территории: тут тебе не клозет,пожалуйте вон, а то вон тем более люди переживают. Собака говорит: "Совсем от тебя не ожидал, даже странно". И уходит глубоко разочарованный и оскорблённый.
Я говорю мальчику: "Всё, путь свободен". А он с достоинством: "Какой путь?" Ни за что не признаётся, что боялся пройти. Сцена начинает затягиваться. "Я хотела сказать: порядок наведён, спасибо за помощь".
Он медленно поворачивается и идёт в наш дом обратно. На второй этаж. Чем-то тоже глубоко разочарованный и оскорблённый. Второй за десять минут!
Звонит, ему открывают.
В общем, у соседки гостили родственники. И никуда ему не надо было: его мама была в той квартире, в гостях.
Дверь они плотно не закрыли, и я всё слышала. Ребёнок повторял потрясённо: "И её как будто не касается! Ей всё равно! Смеётся!!!" Мама что-то равнодушно отвечает, мне не слышно. А ребёнок опасливо: "Она такая странная... чего это она, а?"
В общем, нехорошо удивила сразу два симпатичных существа, не будь рядом помянуты.
Я думаю, в следующий раз он таки будет бояться идти через двор:)))
На пути будет наша квартира и наши балаты. А в квартире или даже снаружи - я. Дикая и неуравновешенная: Ха-ха-ха-а! У-а-у-у! А-р-р!!!
Вот никогда раньше детей не пробовала пугать. А вдруг мне понравится?